Анастасия К

  • Лечение: Операция по удалению опухоли головного мозга
  • Лечащий доктор: Чжэн Юнчжи
  • Диагноз: Опухоль головного мозга
  • Город: Владивосток
  • Возраст: 34
  • Прошло чуть больше четырех месяцев, как мне сделали операцию. Я думаю, самое подходящее время освежить в памяти, как это было. У каждого своя история болезни, и даже двух одинаковых опухолей, как и отпечатков пальцев не бывает. Я со своей познакомилась на седьмом месяце беременности. Поверьте не самое лучшее знакомство в моей жизни. Вместо спокойного тихого декрета, как у всех, у меня завертелась карусель событий и время мчалось, как пейзаж в скоростном поезде. 
    А все началось с ухудшения зрения. Вначале один глаз, со временем и второй. Когда  стало ясно, что у меня, начались поиски решения моей "проблемы". К сожалению, в моем случае была показа только операция. Гамма-нож, не подходил, из-за близости зрительных нервов. Телефон Ольги попал к нам практически сразу, как мы начали поиски нейрохирурга. И началось: звонки моей мамы, которая места себе не находила, вопросы мужа, куча прекуча моих вопросов. Оля, молодец, всегда была на связи. На все вопросы она отвечала, консультируясь непосредственно с заведующим отделением. К тому же она оказалась хорошим кризисным психологом. Кто оказывался на моем месте, знают под каким психологическим давлением оказываешься перед операцией. Поговоришь с ней, и беда не беда, успокаиваешься, понимая, что все решаемо. Параллельно мы вели переговоры с Питером и Кореей. После консультации с нашими нейрохирургами, пообщавшись с представителями клиник мы на семейном совете решили ехать в Харбин.
    В Харбине два дня ушло на обследование перед операцией. Пишу а у самой мурашки по коже. Сколько было страхов. Страхи - это вообще отдельная тема для разговоров. После прочтения статей на тему «трепанация», «опухоль головного мозга» в интернете пульс учащается, давление зашкаливает. Начинаешь примерять на себя все прочитанные случаи и их печальные последствия. Сколько я не искала ну не нашла я ни одной положительной статьи. Надеюсь мой отзыв, как непосредственного очевидца событий, развеет часть страхов и предаст нужный настрой. Заметьте, что отзыв написан человеком, который перед операцией уже не мог читать. Я не могла не писать не читать сообщения в телефоне. Все нещадно двоилось. 
    Вернемся в Харбин. Оказалось, что мне выбреют только узкую полоску волос, а не всю голову. Это было поистине счастье. За день до операции мне всё подробно рассказали, озвучили все риски. Эта часть мне больше всего не понравилась. Риск неблагополучного исхода составил 10%. Реакция была следующей: «о боже боже, все плохо плохо, как это много аж 10%!». Правда через минут десять здравый смысл победил и я уже думала так: «90% успеха это даже больше чем 50/50 – значит я точно попаду в эти самые 90%».  На следующий день мне выдали больничную пижаму, положили на каталку и мы поехали. В предоперационной образовалась не большая очередь из таких же как я, только китайцев, они между собой о чем то переговаривались. Глядя на них я поняла, что им то даже пострашнее чем мне. На мою каталку повесили табличку с номером 39 и увезли в операционную. 
    Там я только помню, что как будто попала на космический корабль: много всякой техники, которую я раньше не видела, все вокруг меня суетятся, что-то у меня спрашивают. В это время за дверью сидел мой муж. Это очень успокаивало, что я не одна. Вообще поддержка близких людей очень эффективная терапия при моем диагнозе. Пока шла операция мужу "докладывали" обстановку, а он уже всем отписывался в общий чат. Через четыре часа все закончилось. Я очнулась, точнее проснулась, так как чувствовала себя намного лучше чем планировала. Рядом был муж и переводчик. Они помогли перевести меня в реанимацию. Вообще-то тогда мысль была одна: «Как муж меня увидит в таком виде!». Иногда хорошо быть женщиной, можно голову всякой дребеденью забить, отвлекает не плохо. В интенсивке пробыла до следующего утра. Там запомнился антипролежневый матрас. Вот представьте: лежите вы после операции  на головном мозге (которую не каждый день делаете), прислушиваетесь к себе очень внимательно, а тут вдруг вас начинает поднимать вверх потом опускать вниз, ну думаю, видать последствия после операции, нарушение ориентации в пространстве и все такое, пожаловалась Ольге. Оказалось, подо мной матрас надувается и сдувается. Я попросила его отключить. Ну его. Самое главное чуть не забыла. Все время проведенное в реанимации со мной была Ольга. И днём и ночью. За мной ухаживали, как за принцессой. Постепенно пришло понимание, что все позади. Там в интенсивке, я уже была без опухоли, а это означает, что можно перестать бояться. Все уже произошло, и как будет протекать дальнейшее мое восстановление зависит и от моего отношения к случившемуся. С такими мыслями взять себя в руки оказалось очень легко. 
    Теперь расскажу о боли. Как и после любой операции конечно она была. Но все относительно. До этой операции два месяца назад я перенесла кесарево сечение, и ожидала как минимум тех же ощущений. Ничего подобного не было. Обезбаливали мягко и ненавязчиво. Я даже смогла поспать. Хотя доказывала Ольге, что уснуть не смогу.
    Операция, конечно же, прошла успешно! Другого варианта, и быть не могло. Утром меня перевели в палату к мужу. На следующий день после операции мне разрешили вставать в туалет. Упомяну, что я все время находилась под наблюдением трёх врачей и кучи медсестер. Все ночи я спала и высыпалась. С утра до вечера над головой кружили, подвешенные к потолку капельницы. Их было не сосчитать. Одни кончались приносили другие. Первые два дня прошли в привыкании, поэтому время быстро пролетело. Убрали один катетор - ура, потом другой - опять ура. Остался только один для капельниц. По-моему, на третий день разрешили прогуливаться по коридору. Выглядело это так: впереди иду я с шикарным головным убором-повязкой, за мной мой муж держит палку с подвешенной на нее капельницей, как транспорант на шествии. И все это на фоне бегающих туда сюда китайцев. Поверьте, мы выделялись из толпы. Кстати, за всё время лечения я не слышала, чтоб кто-то стонал ни ночью ни днём. У китайцев очень сильные родственные связи. Рядом с постелью каждого больного дежурили по несколько родственников. Я всё поражалась этому, никто не лежит один. Очень заботливый народ. 
    Теперь о еде. я думала, что похудею, пока буду лежать в больнице. Как я ошибалась. Первые дни после операции я кушала все очень постное, проваренное, без соли и перца. Такой еды много не съешь, а вот когда разрешили есть всё, тут на меня как жор то напал. Толи я успокоилась, что все позади, толи два дня на посту сыграли роль, я давай объедаться всем подряд. Кончилось это дурно. Я наелась острой лапши и мой желудок взбунтовался. Пришлось перейти на супчики. Самым вкусным был - черепаховый. Я раньше никогда не ела черепаховый суп - «типа черепашку жалко». Оказалось, что он придает сил, улучшает пищеварение и общее самочувствие. Так что прости черепашка и спасибо тебе, ты очень помогла. А ещё в Китае нет обычного хлеба, может где-то и пекут, но мы не нашли. Китайский хлеб, это сдобная булочка со странными специями, при всей моей всеядности, я есть не стала. Но это не помешало мне поправиться на рисе, оказывается от него поправляются, не хуже чем от хлеба. Мне делали операцию в мае, как раз клубничная пора.  Вообще-то я не фанатка клубники. А тут пристрастилась к китайской ароматной, сладкой клубничке. В палате всегда стояла мисочка с благоухающей ягодой, спасибо мужу. 
    Хочу также отметить работу уборщицы, которая натирала палату до блеска каждый день по пять раз (а то и чаще). И стены и шкафы и конечно же полы. 
    Где-то на третий день я окончательно адаптировалась. Не помню на какой день вылез отек и как-то не заметно рассосался в течении пяти дней, а может и раньше.
    Зрение стало улучшаться с каждым днём. На радостях давай со всеми переписываться, потом глаза болели с непривычки. Экран телефона казался таким ярким, что пришлось уменьшить яркость. А когда мы впервые вышли на прогулку в парк, и я увидела деревья в цвету, то очень поразилась сочным краскам. 
    В предпоследний день капельницы уменьшили до трёх. А я к ним так привыкла. Даже побаивалась, вдруг без них станет хуже или голова начнет болеть. Ольга сказала, что все будет хорошо. Но я ей не поверила. Тогда мне дали упаковку таблеток от головы. Которая так и лежит не тронутая. При выписке мне так же дали лекарства для восстановления зрительных нервов. Курс оказался на три месяца.

    Слава богу мне повезло. Я попала в очень умелые и добросовестные руки. Сегодня я могу читать, писать отзывы, водить машину. А до операции я этого не могла. Спасибо большое всем, что вернули мне способность видеть, жить полноценной жизнью. Спасибо Ольге, за ней я была, как за каменной стеной. Она всегда была рядом: вопросы с врачами, психологическая помощь, бытовые мелочи – все решалось с ее легкой руки. Медперсонал очень внимательный и вышколенный.  Огромная благодарность профессору Джену и его команде. Все сделали максимально качественно: опухоль удалили полностью, что было совсем не просто, из-за ее неудачного расположения. Зрение вернули. Никаких осложнений и других побочных эффектов не было. Когда через три месяца проходила контроль МРТ, все наши специалисты оценили работу китайских коллег очень высоко. Швы в идеале, деформация черепа еле заметна. Моя семья вздохнула с облегчением и я конечно тоже. Кстати, не правду пишут, что после трепанации голова все время болит. За полгода только два раза болела и то на погоду. До операции чаще болела. 

    Анастасия К Анастасия К Анастасия К Анастасия К