Как лечим

Что лечим

Программы обследований

Где лечим

Новости ММКС

Диагностика

Реабилитационное лечение

Программы обследований

Полезная информация

Статьи

Местоположение:Лечение в Китае > Полезная информация > Статьи >

                              

                                               Правильно говорите с онкобольными

2. Дать полную информацию о диагнозе, предстоящей операции, исходе и прогнозе заболевания, рисках и осложнениях. Причем, это необходимо не только юридически.  Пациент должен понимать, что с ним происходит, что и зачем планируется делать, чего от этого ждать. Говорить нужно хладнокровно, доступным обычному человеку языком, по возможности – с юмором. С онкологическими пациентами надо избегать трагических интонаций. Сострадание – это не слеза в голосе, а понятные действия. Когда пациент видит, что хирургическая бригада, например, осознает риски операции и знает, как действовать при реализации этих рисков, он гораздо спокойнее спит.

3. Никогда не прятаться от тяжелых разговоров. Отнимать право человека на объективное знание собственной проблемы – совершенно недопустимо. Это его тело, его судьба, его жизнь и смерть, "а мы допущены к этому знанию лишь в силу полученной профессии (то есть мы за это получаем деньги, а потом на них покупаем еду и бензин)".

4. "При первом разговоре избегать стоп-слов. К таким словам относится, например, слово “рак”. Лично я при первом общении избегаю этого термина, заменяю его на синонимы – мне кажется, что пациента можно сразу так шокировать, что он перестанет сотрудничать на долгое время, замкнется в плену страшного слова. Это чисто человеческая штука, связанная с речевыми оборотами: ведь диагноз “диабет” иногда страшнее диагноза “рак”, но от диабета в окно никто не прыгает. Когда человек оправится от первого потрясения, можно называть вещи своими именами".

5. "Прямо отвечать на прямые вопросы. Если человек открыто спрашивает “Когда я умру?” или  “Будет ли мне больно?”, надо так же открыто рассказывать правду. У больного может быть масса нерешенных жизненных вопросов, включая кредит, жену-любовницу, детей-оболтусов, и он должен понимать фронт работ. При ответе на такие вопросы следует оперировать клинически доказательной информацией, выражаться процентами, сроками 5-летней выживаемости, шкалами качества жизни; таким образом, чтобы случайно не соврать, надо постоянно читать научные статьи и владеть обновляющейся информацией".

6. Врач никогда не должен обвинять больного, хотя некоторые пациенты ведут себя очень деструктивно, им и вправду хочется резонно спросить: “А Вы хотите от враса?”. Тем не менее, обвинять человека в собственной глупости или неудаче негуманно и неконструктивно. "Да, он толстый, глупый, вырастил огромную опухоль, спустил все деньги на шамана и гадалку, прежний его врач – идиот, а жена его – сутяжная истеричка. Ну ничего, значит, надо лечить такого, которого послали".

7. Назначать антидепрессанты и при необходимости сразу приглашать психиатра. У тяжело больных почти всегда бывает депрессия. Это естественное состояние для больного.

8. Постараться понять родственное окружение больного. Нужно выяснить, можно ли обсуждать диагноз с родственниками и, если можно, то с кем именно. "Серьезная болезнь – это проблема нескольких людей, иногда нескольких десятков людей. Они должны понимать реальность, готовиться к временным, организационным, финансовым затратам. Надо понять, кто именно из близких “организатор лечения” – иногда это совсем не сын/муж/мать, а какой-нибудь двоюродный дедушка, первая жена или далекий друг. В то же время, необходимо понять, с кем диагноз обсуждать нельзя, сославшись на правовое понятие врачебной тайны. Неосторожные слова могут привести к самоубийству родственника или самого пациента (такие случаи широко известны)".

9. "Объяснить основные организационные мероприятия: например, если заболевание будет сопровождаться хронической болью, пациент должен понять, что надо встать на учет у онколога по месту жительства, чтобы получать наркотические обезболивающие. Пациент, сталкиваясь с жестокой и бесчеловечной системой оказания (неоказания) помощи на послегоспитальном этапе, совершенно беззащитен и растерян: ему надо внушить хотя бы базовые представления о том, что делать".

10. "Пациенту, проснувшемуся в реанимации после тяжелой операции, надо положить в руку свой мобильный телефон и дать возможность позвонить близким. Я не знаю, как это работает, но иногда помогает не хуже интенсивной терапии".

11. "И под конец личное наблюдение на суд коллег: не запрещать злостным курильщикам сразу после онкологических операций курить".

                                                                                         Источник:http://www.oncc.ru